Рабочие места

«Ювелирное дело — это моя жизнь и мой дом»: интервью с ювелиром Ильгизом Фазулзяновым

Как создаются украшения, какое золото лучше выбирать и почему изделия от Tiffany и Cartier столько стоят.

«Ювелирное дело — это моя жизнь и мой дом»: интервью с ювелиром Ильгизом Фазулзяновым

Задумывались ли вы о том, как рождаются украшения? А в чём разница между простым и фамильным кольцом? Как творит художник и чем он отличается от ремесленника? На эти вопросы нам помог ответить мастер ювелирного дела Ильгиз Фазулзянов.

Наш герой открыл первую мастерскую больше 30 лет назад. С тех пор его изделия собрали огромное количество призов на международных конкурсах, некоторые его работы хранятся в музеях, а сам он стремится к тому, чтобы создавать настоящие произведения искусства.

О профессии и творчестве

— Надо ли учиться на ювелира или можно быть самоучкой?

— Я окончил художественное училище, а ювелирному делу научился самостоятельно. И по моему опыту, именно академическое художественное образование обязательно для человека этой профессии.

А вот учиться ювелирному мастерству в специализированных учебных заведениях совсем не обязательно, если вы чувствуете себя художником. Дело в том, что в таких местах готовят в основном специалистов для ювелирных производств, и лишь единицы из них становятся мастерами, способными создавать что-то уникальное.

Везде есть баланс: много хороших мастеров не бывает и не должно быть.

— Как ювелиру перейти к работе на себя, насколько это сложно? И насколько реально создать свой бренд?

— Нужна финансовая подушка и, главное, одержимость и желание сделать что-то уникальное. Кроме того, чтобы тебя узнали и ты стал успешным, недостаточно создать единственную работу. Нужна полноценная коллекция, раскрывающая мастерство и замысел автора, которую в дальнейшем можно показать людям. 

— А как вы к этому пришли?

— Это был долгий путь: более 10 лет напряжённого труда и самообразования. Всё постигалось шаг за шагом. Когда я получил первое международное гран-при, мне приходилось зарабатывать в других областях. Большую часть полученных денег я вкладывал в ювелирное искусство — создавал вещи, которые мне самому были интересны.

Сейчас все хотят тут же создать бренд. А тогда, в 90-х, никто о таком не задумывался. Ты просто изготавливал изделия, которые хотел и которые требовали люди. И думал в основном о том, как заработать, а не о создании бренда ради престижа и узнаваемости.

— Это призвание или профессия?

— Для кого как. Для меня это призвание — и, видимо, поэтому всё получается. А если это просто профессия, тогда вы ходите в мастерскую как на работу. Ювелирное дело — это моя жизнь и мой дом. Это мой личный мир. Я готов сутками находиться в студии и отдавать себя без остатка этому делу.

— Что отличает хорошего ювелира?

— В каждом ремесле есть понятие мастерства, и, чтобы его добиться, нужно посвятить этому делу много времени. Японцы измеряют его в часах, затраченных на занятие. Например, 20 тысяч часов, 40 тысяч, 60 тысяч. Шестьдесят тысяч часов — это мастер, более — уже сенсей. Если посчитать время, проведённое за верстаком, то в среднем за 5 лет ты овладеешь мастерством, за 10 лет — станешь реальным мастером, а после — уже сенсеем своего дела.

Чтобы стать художником-ювелиром, нужно хотя бы иметь академическое художественное образование. Надо знать и понимать основы композиции, чувствовать форму и цвет, чтобы потом трансформировать увиденное в уникальные ювелирные изделия.

Вообще, ювелирное ремесло — сложное искусство, оно требует понимания многих наук: и математики, и физики, и химии, и металлургии. Нужно также быть скульптором, конструктором, архитектором, уметь стучать молотком и работать за компьютером. Приходится осваивать огромное количество профессий, на это уходит много лет. Не все приходят к положительным результатам, потому что не хватает терпения и желания.

Но сохранить и трансформировать увиденное в прекрасное произведение дано лишь истинному художнику, готовому постоянно работать над собой.

— Как выглядит ваш рабочий день?

— Ровно в 10 утра я уже сижу за верстаком. Работаю до 8–9 вечера. А потом до полуночи сижу с блокнотом и карандашом и придумываю эскизы будущих изделий. У меня есть определённые требования к себе: каждый день я должен что-то придумать, создать, даже если этот проект никогда не реализуется в материале.

Художник, который серьёзно занят своим делом, не должен постоянно ждать музу. Творчество — это самодисциплина, порядок и постоянная работа. Муза же просто оберегает художника, сохраняя пространство вокруг него, чтобы он мог творить.

— Можно ли в этом деле отличиться, стать известным, великим, делать единственные в своём роде вещи?

— Великими нас делают люди. Если вы с самого начала стремитесь только к величию, наверное, вы к нему не придёте. Потому что это абстрактная величина. В современном обществе зачастую может так сложиться, что человек, который мало что из себя представляет, становится звездой.

А кто-то действительно талантливый занят своим делом, сидя за верстаком, никуда не выходит, и его произведения никто не замечает. Они проходят мимо публики. И лишь история потом покажет, кто какой сделал вклад.

— А у вас были такие амбиции?

— Знаете, без амбиций никогда ничего не происходит, но они у меня не выходят наружу. Держу их внутри себя. Каждый день я с раннего утра за верстаком — и ухожу из студии последним. Если надеть корону и ходить в ней, точно ничего не добьёшься. Ты должен каждый день прежде всего себе доказывать, что ты достоин. Ставить перед собой новые задачи и цели — и только тогда твои амбиции будут оправданы.

«Ювелирное дело — это моя жизнь и мой дом»: интервью с ювелиром Ильгизом Фазулзяновым

Брошь «Шипы розы». Фото из архива Ильгиза Фазулзянова

— Какие у вашего дела минусы и плюсы?

— Минусов достаточно. Во-первых, творчество наше дорогостоящее, а все драгоценные материалы подконтрольны государству. А во-вторых, ювелирное искусство не особо признаётся в творческой среде. Я пытаюсь эту проблему преодолеть, создавая масштабные коллекции для показов в музеях.

— А почему так?

— Когда ты произносишь «ювелирное изделие», для многих речь уже не про искусство, а просто про украшения из золота и бриллиантов. Конечно, исторически ювелиры создавали изделия на потребу клиенту, под заказ. Являются ли такие вещи предметом искусства — вопрос. Но это не значит, что в нашем деле нет настоящих художников.

Искусство — это когда ты вкладываешь идею, когда сохраняешь фрагмент времени, в котором живёшь, и передаёшь его следующему поколению. В ювелирных изделиях это сделать сложно: слишком малые формы.

Я шёл к этому более 30 лет и наконец выработал, как можно передавать через ювелирные изделия то, что происходит. Мы живём в очень интересное время, происходит трансформация мира и общества. И это можно спрятать за ширмой красоты своего изделия. Ведь ювелирное искусство очень символично. И, если правильно отрабатывать эти символы в линиях, элементах, можно вложить в произведение и скрыть тем самым огромное количество информации.

— Вы можете привести пример из вашей коллекции?

— Например, брошь «Бытие». Это две спицы, которые вяжут кружева из человеческих судеб. Или работа «Вороны», которая находится в фондах Оружейной палаты. Она была сделана в 2014 году и отражает отношения Америки с Востоком. Есть также работа «Шипы розы», которая показывает, как даже близкие люди могут стать врагами.

«Ювелирное дело — это моя жизнь и мой дом»: интервью с ювелиром Ильгизом Фазулзяновым

Слева направо: подвеска «Вороны», брошь «Бытие». Фото из архива Ильгиза Фазулзянова

— Любимая часть работы?

— Любимая часть — это начать и закончить. Каждая работа делается на одном дыхании. А в мире всё меняется каждый день, и сохранить это «творческое дыхание» и творческий настрой очень сложно. Если получается, тогда выйдет офигенно. Если же всё затянется, работа станет вымученной.

— Вы часто бываете недовольны своими работами?

— Раньше такое бывало чаще, сейчас — реже, потому что опыт позволяет заранее видеть результат.

Об изделиях

— Всегда ли ювелиры работают с драгметаллами? И вообще, всегда ли они занимаются именно украшениями?

— В основном да. Но сейчас появился очень хороший материал — титан. Правда, для меня самого пока вопрос, будут ли изделия из него считаться ювелирными. Не факт. Но из титана можно создавать уникальные вещи, которые способны стать арт-объектами.

Конечно, понятие «ювелирная работа» может быть применимо во многих отраслях производства. Можно сделать комод с ювелирными элементами, фоторамки, картины. Спектр возможностей ювелирного дела огромен.

— Как придумывается украшение? Каков процесс его создания?

— Рождается идея, ты её зарисовываешь, подбираешь материалы, с помощью которых её можно воплотить. Потом включаешь в процесс технолога и думаешь, как это изделие разложить по деталям и потом собрать. После всего этого создаётся окончательный рабочий эскиз, который отражает, как эту работу можно создать в материале, не потеряв при этом изначальной идеи, ставшей источником вдохновения.

Потом делается макет. Он может быть из всего — например, из пластилина или бумаги. Также используется компьютерное моделирование, результат которого потом можно распечатать в пластике. Какие-то детали делаются с помощью 3D-технологий, а какие-то — вручную. Для меня самое приятное — это вырезать предметы из воска.

После определяется, в каком металле и цвете тебе необходимо изделие, и ты отправляешь его в литьё. Затем начинается процесс обработки. Здесь мне нужны помощники для ускорения процесса. Каждый элемент изделия обрабатывают и полируют, огранщики параллельно занимаются камнями. 

Затем идёт сборка — и настоящий праздник, когда всё совпадает и подходит. Ты заканчиваешь работу, и у тебя возникает временный момент усталости. А когда начинаешь новый проект, снова наполняешься волшебной энергией.

— Сколько по времени может занять работа над изделием?

— В среднем на одну работу уходит около двух месяцев. Конечно, бывают изделия, которые создаются годами. Если ритм сбился, то ты откладываешь работу и ждёшь того момента, когда почувствуешь эмоции, схожие с теми, что были, когда ты её начинал.

— Вы работаете с очень дорогими материалами. Часто ли бывает брак и что с ним делать?

— Без брака, конечно, в нашем деле не обходится. Приходится всё переплавлять и начинать заново. Брак чаще всего случается в литье, поэтому я стараюсь делать больше работ, которые меньше от него зависят. Например, выполняю изделия с помощью ковки, проката и так далее.

— Как начать работать с дорогими материалами и производить дорогие изделия?

— Когда ко мне приходят молодые ювелиры, я советую начать с серебра. Так можно набраться опыта и заполучить клиентов. Есть изделия, которые в серебре смотрятся плохо, тогда их можно позолотить. Со временем у вас появятся клиенты, которые захотят ваши работы не в серебре, а в золоте. Всё происходит шаг за шагом, не получится сразу наделать вещей из золота с бриллиантами и всё это продать.

— Помните своё первое украшение?

— Да, конечно. Это были национальные серьги в татарском стиле, выполненные в технике филигрань. Я сделал их в 1992 году. В Казани, где я жил, были музеи, в которых хранились национальные украшения. И они меня вдохновляли. Мы плотно работали с искусствоведом и создавали изделия, часть из которых вошла в коллекции музеев Казани. А те первые серёжки висят в витрине у меня в кабинете.

— Какое самое дорогое изделие вы делали? Почему оно было таким?

— Дорогое по сумме? Или то, что было особенно по сердцу? Про первые я не очень люблю говорить. А вот дорогих сердцу очень много, потому что я в своих изделиях записываю всё, что происходит в моей жизни. А если благодаря каким-то украшениям ты ещё и получаешь известность, они становятся вдвойне дорогими. Например, это одна из моих самых известных работ — подвеска «Снегири», которая завоевала огромное количество призов. Мир узнал обо мне благодаря ей, и она очень дорога моему сердцу.

«Ювелирное дело — это моя жизнь и мой дом»: интервью с ювелиром Ильгизом Фазулзяновым

Подвеска «Снегири». Фото из архива Ильгиза Фазулзянова

— С каким материалом сложнее всего работать? А с каким, наоборот, проще?

— Самое сложное — это работать с эмалью, поэтому не все берутся за эту технику. Ты должен стать одним целым с этим материалом, потому что он непредсказуем и слушается, только когда ты с ним говоришь на одном языке. Всё остальное благодаря опыту не вызывает сложностей.

— Откуда вы берёте материалы для изделий?

— Металлы можно покупать в банке, камни — у лицензированных компаний. Или ты можешь сам приобрести где-то камни, пройти таможню и оплатить налог за ввоз. То есть оборот этих материалов контролируется государством.

О драгметаллах и камнях

— Почему нет изделий из чистого золота? Что туда подмешивают? И откуда берётся белое золото?

— Чистое золото мягкое, как пластилин, из него невозможно делать украшения, а добавки придают ему твёрдость. Такие примеси называются лигатурой. В основном в золото добавляют серебро и медь. А если оно белое, значит, туда добавили платину, никель, палладий.

— Кто ставит ювелирную пробу?

— У нас в стране это делает пробирная палата, а не сам мастер. Ювелир же ставит на изделие свой именник, который выдаёт государство. На нём отображены год и место изготовления, код мастера или фирмы. Зная именник, вы можете ввести в поисковике шифр и узнать, кто, где и когда изготовил ваше изделие.

— Меняется ли как-то золото после переплавки? Устаревает, портится?

— При частой плавке металла происходит так называемое старение металла. Поэтому каждый раз при очередной плавке нужно добавлять какую-то долю чистого золота, иначе при прокате он может быть хрупким.

— Искусственные камни — это плохо? Почему к ним все так скептически относятся?

— Раньше я тоже плохо относился к лабораторным камням, но поменял своё мнение. И теперь использую их в своих работах. Современные компании стали производить камни очень высокого качества, они ничем не отличаются по свойствам от натуральных.

Когда ты создаёшь какую-то сложную работу, тебе нужен камень конкретного цвета, чистоты и сложной огранки. Такой или невозможно найти в природе, или он будет крайне дорогим. Зато его можно заменить лабораторным. От этого изделия не теряют свою ценность.

Здесь каждому покупателю нужно понимание, что он приобретает: произведение ювелирного искусства таким, каким его задумал автор. Если ему важнее, чтобы там были натуральные камни, то он должен быть готов к дорогой покупке. К примеру, живописец может использовать любые материалы для самовыражения, и от этого картина не теряет ценности. Так и в нашем деле.

— Почему всякие стразы типа Swarovski так дорого стоят?

— Это исключительно пиар, бренд. Они молодцы, что набрали хорошую команду дизайнеров, создающих современные, качественные вещи, которые нравятся покупателю. Выглядит модно, блестит красиво. При этом все понимают, что такое же изделие в драгоценных материалах будет в разы дороже. И в итоге стоимость страз уже может казаться не такой высокой.

— Что вообще определяет цену изделия?

— Материалы, из которых оно сделано, стоимость работы, налоги, бренд, имя мастера. Если это авторская работа, созданная каким-то узнаваемым именитым ювелиром, то изделие может стоить дороже. Это так называемый авторский коэффициент.

— Почему ювелирные дома вроде Cartier, Bvlgari, Tiffany стали такими великими? Что их отличает и обоснована ли цена?

— У них есть богатая история. Они появились во времена «золотой эпохи» ювелирных украшений: в конце XIX — начале XX века. Благодаря своей истории и рекламе эти компании завоевали мировое господство на рынке и смогли устанавливать свои цены. Но сейчас их положение немного ослабевает, потому что многие покупатели всё больше хотят уникальных авторских произведений и выбирают более камерные ювелирные дома.

О выборе украшений

— Можно ли невооружённым глазом распознать подделку?

— Если через ваши руки проходит огромное количество ювелирных изделий, это реально. Неспециалисту же это сделать сложно. Если вы берёте ювелирные изделия в руки раз в полгода, то вряд ли отличите подделку просто на вид.

— Какое золото лучше выбирать? Или, может, отдать предпочтение другим металлам?

— Главный критерий выбора украшения — чтобы вам оно нравилось. А дальше уже можно обратить внимание на нюансы. Лучше выбирать 18-каратное золото — это 750-я проба. Также стоит обратить внимание на то, как украшение изготовлено: как сделан и работает замок, как закреплены камни.

— Какой выбрать камень, если у тебя не очень большой бюджет?

— Вторая группа самоцветов — прекрасные камни. Это могут быть аметисты, бериллы, турмалины, опалы, гранаты. Они ценятся всё больше и становятся очень популярными среди ювелиров. Так что можно найти красивые и интересные изделия с такими камнями, и с годами их стоимость станет ещё выше.

— Какое украшение может стать фамильной драгоценностью?

— Во-первых, то, что ты делаешь для себя, используя какие-то свои символы и смыслы. А во-вторых, это может быть уникальное произведение современного мастера, которое ты покупаешь и сохраняешь в своей семье.

Источник

Нажмите, чтобы оценить статью!
[Общий: 0 Средний: 0]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × четыре =

Кнопка «Наверх»